В начале было Слово
Владимир Ефремов умер внезапно. Зашёлся в кашле, опустился на диван и затих. Сначала никто не понял, что случилось. Подумали, что присел отдохнуть. Первой из оцепенения вышла сестра Наташа. Тронула за плечо:

Володя, что с тобой?

Брат бессильно завалился на бок. Наташа попыталась нащупать пульс. Сердце не билось! Стала делать искусственное дыхание, но Владимир Григорьевич не дышал. Наталья, медик по образованию, знала, что шансы на спасение уменьшаются с каждой минутой. Пыталась «завести» сердце, массируя грудь. И вдруг её ладони ощутили слабый ответный толчок. Сердце включилось. Владимир Григорьевич задышал сам.

Живой! – обняла его сестра. – Мы думали, что ты умер! Что уже всё, конец!..

Конца нет, – прошептал Владимир Григорьевич. – Там тоже жизнь. Но другая. Лучше…

Свои наблюдения Владимир Григорьевич записал и опубликовал в журнале «Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного технического университета», а затем рассказал о них на научном конгрессе. Его доклад о параллельном мире стал сенсацией.

Придумать такое невозможно! – заявил профессор Анатолий Смирнов, глава Международного клуба ученых.

Репутация Владимира Ефремова в научных кругах безупречна. Он крупный специалист в области искусственного интеллекта, долгое время работал в ОКБ «Импульс». Участвовал в подготовке полёта Гагарина, внёс вклад в разработку новейших ракетных систем.

До своей клинической смерти считал себя абсолютным атеистом, – рассказывает Владимир Григорьевич. – Доверял только фактам. Все рассуждения о загробной жизни считал религиозным дурманом. Честно говоря, о смерти не думал. Дел на службе было столько, что и за десять жизней не расхлебать. Лечиться было некогда – сердце шалило, хронический бронхит замучил, прочие хвори досаждали.

12 марта в доме сестры, Натальи Григорьевны, у меня случился приступ кашля. Почувствовал, что задыхаюсь. Лёгкие не слушались, пытался сделать вдох – и не мог! Тело стало ватным, сердце остановилось. Из лёгких с хрипом и пеной вышел последний воздух. В мозгу промелькнула мысль, что это последняя секунда моей жизни.

Но сознание почему-то не отключилось. Вдруг появилось ощущение необычайной лёгкости. У меня ничего не болело – ни горло, ни сердце, ни желудок. Так комфортно чувствовал себя лишь в детстве. Не ощущал своего тела и не видел его. Но со мной были все мои чувства и воспоминания.

Я летел куда-то по гигантской трубе. Ощущение полета показалось знакомым – подобное случалось прежде во сне. Мысленно попытался замедлить полёт, поменять его направление. Получилось! Ужаса и страха не было. Только блаженство. Попытался проанализировать происходящее. Выводы пришли мгновенно. Мир, в который попал, существует. Я мыслю, следовательно, тоже существую. И моё мышление обладает свойством причинности, раз оно может менять направление и скорость моего полёта. Всё было свежо, ярко, интересно…

Моё сознание работало совершенно иначе, чем прежде. Оно охватывало одновременно всё сразу, для него не существовало ни времени, ни расстояний. Я любовался окружающим миром. Он был словно свёрнут в трубу. Солнца не видел, но всюду был ровный свет, не отбрасывающий теней. На стенках трубы – какие-то неоднородные структуры, напоминающие рельеф. Нельзя было определить, где верх, где низ.

Попытался запоминать местность, над которой пролетал. Это было похоже на какие-то горы. Ландшафт запоминался безо всякого труда, объём памяти был поистине бездонным. Попробовал вернуться в то место, над которым уже пролетел, мысленно представив его. Всё получилось!

Это было похоже на телепортацию. Подумал, представил – и мгновенно оказался там, о чём подумал. Стало интересно: а до какой степени можно влиять на окружающий мир? И нельзя ли вернуться в свою прошлую жизнь?

Мысленно представил старый сломанный телевизор в своей квартире. И увидел его сразу со всех сторон. Откуда-то знал о нём всё: как и где он был сконструирован, где была добыта руда, из которой выплавили металлы, использованные в конструкции, какой сталевар их выплавлял. Знал, что он женат, что у него проблемы с тещей. Видел всё, связанное с этим телевизором, глобально, осознавая каждую мелочь. И точно знал, какая деталь неисправна. Потом, когда меня реанимировали, поменял транзистор Т-350 – и телевизор заработал.

И еще было ощущение всесильности мысли. Наше КБ два года билось над решением сложнейшей задачи, связанной с крылатыми ракетами. И я вдруг, представив эту конструкцию, увидел проблему во всей многогранности. И алгоритм решения возник сам собой. Когда вернулся к жизни, записал его и внедрил.


Осознание того, что он не один, пришло к Ефремову не сразу.

Мое взаимодействие с окружающей обстановкой постепенно утрачивало односторонний характер. На сформулированный вопрос в сознании мгновенно появлялся ответ. Поначалу такие ответы воспринимались как естественный результат размышлений. Но поступающая ко мне информация стала выходить за пределы тех знаний, которыми обладал при жизни. Знания, полученные в той трубе, многократно превышали мой прежний багаж. Я осознал, что меня ведет Некто вездесущий, не имеющий границ. И Он обладает неограниченными возможностями, всесилен и полон любви. Этот невидимый, но осязаемый всем моим существом субъект делал всё, чтобы не напугать меня.

Я понял, что это Он показывает мне явления и проблемы во всей причинноследственной связи. Я не видел Его, но чувствовал остро-остро. И почему-то знал, что это Бог. Хотя никогда не верил в Его существование.

Побывав ТАМ, я пришел к следующим выводам:

– Оба мира – наш (физический) и тонкий (духовный) – реальны. Они постоянно взаимодействуют друг с другом, хотя и обособлены один от другого различными физическими законами. Мне показалось, что там нет времени. Оттого все события – прошлое, настоящее и будущее – там проходят одновременно. Они каким-то образом связаны между собой.


Владимир Григорьевич задумался, помешивая ложкой чай. Его лицо посветлело. Он улыбнулся:

Теперь вот читаю книги, в которых рассказывается о других путешествиях на тот свет. Нахожу много общего в ощущениях. Меня, признаться, удивило, что всё и вся находится друг с другом в причинноследственной связи. На земле как-то об этом не думаешь. А теперь, по возвращении, стараюсь обдумывать любой, даже самый мелкий, поступок, прежде чем его совершить, и особенно его влияние на окружающих. Если бы люди знали, как это важно! Потому что всё ТАМ идет по своим, заданным ведущим субъектом – то есть Богом – законам. И эти законы прописаны в Библии – любое уклонение от них вызывает серьезное возмущение пространства. И ещё я понял, что Богу подвластно всё – появление, изменение или удаление любых объектов, свойств, процессов, в том числе и ход времени.

Библию Владимир Григорьевич прочёл уже после своего воскрешения. Нашел там подтверждение своему посмертному опыту и своим мыслям об информационной сущности мира.

В Евангелии от Иоанна сказано, что «В начале было Слово… И Слово было у Бога, и Слово было Бог… Всё через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть». Думаю, что в Писании под «Словом» имеется в виду некая глобальная информационная система, включающая в себя всеобъемлющее содержание всего

Автор Григорий Тельнов

Made on
Tilda