Золотой Город Ашхен Арутюнян
– Мне делали операцию. Я слышала, что во время операции человек ничего не чувствует. Но всё случилось наоборот. Я вдруг почувствовала, как отделяюсь от своего тела. И, когда увидела его со стороны, подумала, что уже умерла. Сверху наблюдала за врачами. Видела, как они открыли мой живот, какими инструментами всё это делали. Я человек далёкий от медицины, но сейчас могу подробно рассказать, как делается операция: делают сначала надрез на коже, потом разрезают второй слой. Я видела абсолютно всё и могла читать мысли врачей.

Потом стала думать о детях. Мне захотелось их увидеть и узнать, что сейчас делает мой муж. В ту же минуту я оказалась в своем доме. Скорость, с которой я передвигалась, могу сравнить лишь со скоростью мысли. Стоило мне о чём-то подумать, и я оказывалась в том месте, о котором только что подумала. Я не знаю, как прошла сквозь стены дома, но я через них легко и свободно пролетела. Увидела своего мужа. Он смотрел на часы, и я читала его мысли: «Только бы не операция! Только не операция!» Он начал молиться, и я увидела, как его молитва поднимается к Богу! В духовном мире молитва становится видимой. Он не произносил молитву вслух, но в духовном мире её было видно. И я почувствовала благоухание, исходящее от молитвы.

Затем я увидела дочку. Она поправляла колготки. Я хотела подойти и обнять её, но она прошла сквозь меня. Она не видела меня и не чувствовала меня.

Потом неведомая сила понесла меня вверх, на небо. Я чувствовала эту силу, но не могла её видеть. А потом я увидела Свет. Все небеса были наполнены этим Светом, и вся жизнь была заключена в этом Свете. Всё дышало и двигалось им. Словами нельзя описать небеса. Нет таких слов, которыми можно выразить их красоту или привести какое-либо другое сравнение. Всё, что есть здесь, на земле, – это всего лишь тень того, что есть на небе. А Свет… Он излучал жизнь! Там было множество цветов. Я называю их цветами, потому что не могу сравнить их с чем-либо ещё. На земле нет ничего похожего. Эти цветы пели. И мелодия все время менялась. Здесь, на земле, любой мотив может быстро надоесть, но небесную мелодию хотелось слушать ещё и ещё. Цветы всё время изменялись и становились красивее и красивее. Там не было ветра, но я ощущала нежное дуновение, и от этого дуновения менялись их цвета. Здесь, на земле, нет таких красок. Например, зелёный – он не был просто зелёным, в нём можно было заметить семь разных оттенков зелёного.

Там нет старости. Там нет ничего ветхого. Там всё постоянно обновляется.

Там нет боли и нет смерти.

А потом я увидела нечто, похожее на реку. Что-то текло, похожее на золотой и серебряный туман. Там было множество плодов и изобилие всего. Там ты не думаешь: «Вот бы сейчас поесть этого или того…» Я ничего не пробовала, ноя почувствовала и осознала это изобилие.

И еще там был город. Этот город был из чистого золота, но совсем другого золота, оно было прозрачное, похожее на стекло. Меня охватила радость, и я подумала: «Благословенны все, кто живет здесь!» И вдруг я получила ответ:

– Это всё принадлежит тем, кого я избрал.

Хочу сказать, что там царит совершенная радость и совершенный мир. На земле нет такой совершенной радости. Я не знаю, с чем её можно сравнить. Может быть, с тем, когда у человека не было детей – и вдруг рождается ребёнок? Но даже в этом случае нельзя передать то чувство, которое есть там. Человеческое тело просто не в состоянии выдержать такой радости. Словами нельзя описать красоту небес! Вы даже не можете себе представить, что нас ожидает там!

И вдруг мне сказали:

– Возвращайся!

Это было сказано так, что даже тени сомнения не возникло, чтобы возразить. И когда я стала возвращаться, то почувствовала, как моя радость убывает. Но, прежде чем вернуться в свое тело, я оказалась в кабинете врача. Я услышала, как мой муж говорит врачу:

– Почему вы сделали операцию без моего согласия?

Врач же успокаивал его и говорил, что вынужден был её сделать.

Я открыла глаза – лежу в палате у окна. Увидела засохшие ветки деревьев. Это был март. И когда я это увидела, первое, что подумала: «Неужели я опять вернулась сюда?» Разве можно было сравнить эти сухие ветки с тем, что я видела на небе? Это такая огромная разница!

Муж зашёл ко мне в реанимацию, я попросила его не тревожить врача.

Сказала:

– Мы не знаем, что могло бы произойти, если бы мне не сделали операцию.

Он спросил:

– Откуда ты знаешь, что я спорил с врачом?

Ответила, что была в это время в кабинете.

Несколько лет жила под впечатлением увиденного, и меня уже не интересовало, что происходит на земле, будь то трудности или ещё что-то. Не могу сказать, что вообще не жила этой жизнью, но я говорила и говорю всем:

– У нас у всех там, на небесах, есть дом. Прочтите о небесном Иерусалиме! У вас там есть дом. И если вы поверите в это, то будете иметь это всё здесь, на земле. Люди должны просто верить слову Божьему, всему тому, что говорит Библия.

Однажды я видела, как ударила молния. Свет от этой молнии ослепил меня, и я тогда подумала: если человек не может смотреть на свет от молнии, как он сможет смотреть на Свет небесный, который намного ярче и ослепительнее молнии? Наше несовершенство просто не позволяет выдержать этот свет. Есть люди, которые говорят: «Пока я не увижу Бога, я не поверю». Но они не понимают, что наше физическое тело не в состоянии увидеть Бога. Бог является Любовью, Светом, Жизнью. Он – всё, что нас окружает.



Made on
Tilda